ВОЛШЕБНЫЙ ПОЯС

Один алдар перед смертью завещал своему сыну:

— Я умираю, а ты, если тебе когда-нибудь понадобится помощь, поезжай к моему другу, и он поможет тебе.

Алдар умер, сын его похоронил. Стал он жить сам. Время прошло, отцовское богатство закончилось, и сын обеднел настолько, что ему нечего было есть.

И вот однажды он отправился к другу отца.

Очень обрадовался юноше друг алдара.

— Я и не знал, что у моего друга есть такой наследник, — сказал он. — Я не отпущу тебя раньше, чем через год. За свой дом можешь не беспокоиться: никуда он не денется.

Когда прошел год, хозяин велел привести двух коней. Одного коня оседлали для сына алдара, на другого навьючили столько золота, сколько он мог унести. После этого хозяин сказал юноше:

— Вот это тебе на жизнь. Но запомни: будешь ехать домой — не вздумай оглянуться, иначе не будет тебе дороги.

Сын алдара поблагодарил хозяина за помощь, за почет и уважение, и пустился в путь.

Ехал он, долго или недолго — кто знает, но однажды не удержался и оглянулся назад.

И тут же вокруг него стеной поднялся темный лес.

Не знает юноша, что ему делать, нет ему дороги: ни вперед проехать, ни назад вернуться.

А у хозяина, у друга алдара, был старший брат. Был он человек непростой; узнал он, что юноша не выполнил условия, что оглянулся назад и лишился дороги. Сел старший брат на коня и очутился возле юноши.

— Нехорошо ты поступил, когда оглянулся, ну да что теперь делать, от упреков толку нет. Вот тебе пояс, повяжи его на себя и будет тебе дорога через лес. Выберешься из лесу, попадешь в степь. В степи стоит медная башня с железной гостевой комнатой. Остановишься в этой комнате. Выйдет к тебе царевна, хозяйка башни. Много к ней ездило сватов, много женихов, но ни один не вернулся домой. Царевна не разговаривает с гостями, но если кто-нибудь трижды заставит ее заговорить — этому счастливцу достанутся и царевна, и все ее богатства.

Она и к тебе выйдет, и будет молчать. Тогда развяжи свой пояс, брось на стол и скажи: «Хоть ты, пояс, что-нибудь расскажи, раз хозяйка молчит. Видно, она немая». И так делай три дня подряд. Если она заговорит с тобой — твое счастье; если нет — прикажет отрубить тебе голову и насадить на кол.

Пояс расскажет три притчи и всякий раз будет спрашивать у тебя ответа, а ты всякий раз отвечай неправильно.

Повязал сын алдара пояс на себя, и тут же открылась ему дорога сквозь лес. Выехал он из лесу и увидел в отдалении высокую медную башню. Мало было ему радости заезжать туда в гости, но все же он заехал и расположился в железной гостевой комнате.

Вечерело, когда в гостевую вошла царевна. И была она так красива, что вторую такую невозможно найти.



Юноша поздоровался с ней, а она не ответила. Юноша пытался с ней заговорить, а она молчит. Тогда он снял с себя пояс, бросил его на стол и сказал:

— Ну-ка, пояс, расскажи нам что-нибудь. Хозяйка молчит, наверно, она немая; хоть ты развлеки меня.

Тут пояс ему отвечает:

— А что я могу тебе рассказать? Весь день я бываю на твоей пояснице, ночь — у тебя под подушкой.

— Все равно, придется тебе рассказывать. Девушка удивилась, но виду не подала. А пояс начал рассказ:

— У трех братьев был один вол. И был он так велик, что второго такого свет не видел. Братья втроем стерегли вола: один стоял у хвоста, другой — посередине, а третий — у головы. И вот однажды утром тот, что стоял у хвоста, пошел к тому, что стоял посередине. К обеду добрался до него и говорит:

— Что-то наш вол перестал па двор ходить.

— Он и мочиться перестал, — отвечает второй брат. Пойдем к третьему брату, посоветуемся, что делать.

Пошли они и к вечеру добрались до третьего брата.

— Он и есть перестал, — говорит им третий брат. — Может, пить хочет? Поведем его на водопой.

Привели вола к большой реке. Начал он пить — и в реке не осталось воды. Осталась на суше огромная рыба. Разинула она рот и проглотила вола. В это время с горы слетел орел, вонзил когти в рыбу и унес в небо. Несет орел рыбу и не знает, где ее съесть. Положит иа утес — рассыпается утес в мелкий щебень, положит на дерево — ломается дерево. Видит орел, отдыхает на берегу реки стадо овец, а среди стада стоит козел со скрещенными рогами. Опустился орел вместе с рыбой на эти рога. Съел рыбу и принялся за вола, а когда ел вола, уронил вниз лопаточную кость, и кость эта попала в глаз пастуху, который спал под бородой козла.

Вечером пастух пригнал стадо домой. Вошел во двор и говорит трем своим сестрам:

— Сегодня, когда стадо отдыхало, я уснул, и что-то попало мне в глаз. Посмотрите-ка, что это.

Одна из сестер засучила рукав, по локоть сунула руку брату в глаз, искала-искала, но ничего не нашла. Стала искать другая сестра и тоже не нашла. Тогда третья разделась, нырнула в глаз и вытащила оттуда бычью лопатку. Взял пастух лопатку и швырнул ее в поле.



Долго валялась лопатка в поле, покрылась землей, поросла травой. Ехали возчики на двенадцати арбах, заночевали близ села, прямо на этой лопатке. Ночью пришла лиса, учуяла лопатку, стала ее тащить из земли, возчиков вместе с арбами и волами трясти. Один из возчиков был охотником. Выстрелил он и убил лису. Стали двенадцать возчиков снимать с лисы шкуру. Половину сняли, другую — нет: не смогли лису перевернуть.

Утром молодая невестка шла за водой, споткнулась об лису, удивилась: «Это что такое?»

Сняла вторую половину шкуры, принесла домой, стала кроить, чтобы отстрочить шапку своему годовалому младенцу, да не хватило на это шкуры.

— Вот тебе мой рассказ, — сказал пояс. — А теперь ответь: кто в этом рассказе был больше всех?

— Орел, кто же еще! — ответил юноша.

Тут девушка усмехнулась и говорит:

— С виду ты, вроде, неглупый человек, но ответил неправильно. Самым большим был ребенок, у которого в возрасте одного года была такая огромная голова.

Так девушка проговорилась в первый раз.

На другой день сын алдара, проснувшись, стал ждать вечера.

Наступил вечер, и снова царевна спустилась из медной башни в гостевую комнату, села и молчит, не отвечает на приветствие юноши.

А он опять снял пояс, бросил на стол и говорит:

— Пояс, хоть ты расскажи нам что-нибудь.

— Что я могу рассказать? — отвечает пояс. — Днем я бываю на тебе, ночью — у тебя под головой.

— И все же постарайся. Ночь длинная, спать мне не хочется, а хозяйка наша, похоже, немая.

— Что ж, — сказал пояс, — слушайте.

Жили три брата, и было у них стадо овец. Братья по очереди гоняли их на пастбище. Однажды настала очередь старшего. Засвистел он и погнал стадо на опушку леса. Стадо пасется, а пастух, чтобы не было скучно, стал вырезать на стволе дерева изображение девушки. К вечеру закончил работу, собрал овец и погнал домой.

На другое утро пошел пасти овец средний брат. Пригнал он их на ту же опушку и увидел на стволе дерева изображение, сделанное старшим братом. Восхитился он красотой изображения и решил, что неплохо было бы его украсить. Взялся он за работу и к вечеру раскрасил одежду изображенной девушки лепестками цветов и красками.

На третий день пошел со стадом младший брат. Увидел он издали девушку, обрадовался и воскликнул:

— Я встретил ту, о ком мечтал всю жизнь!

Подошел ближе и увидел, что это всего лишь изображение. Тогда стал он молить Бога:

— О Бог богов, мой Бог! Раз уж ты создал меня, прошу: вдохни жизнь в изображение, так искусно созданное моими братьями!

И в тот же миг изображение превратилось в живую девушку. Младший брат привел девушку домой, и между братьями разгорелся спор: каждый считал, что она должна принадлежать ему.

— Ответь же, кому она должна принадлежать? — спросил пояс сына алдара.

— Старшему, — ответил юноша. — Если бы он не изобразил девушку, не о чем было бы и говорить.

— Ошибаешься, — сказала царевна. — Если она и должна кому-то принадлежать, так это младшему брату, который упросил Бога оживить ее. Нет на земле ничего лучше жизни.

Так царевна проговорилась во второй раз.

Наступил вечер третьего дня. Царевна снова пришла в железную гостевую комнату.

Снова, не проронив ни слова, села напротив гостя.

И опять сын алдара снял с себя пояс, бросил его на стол и сказал:

— Расскажи что-нибудь, пояс! Ночь длинна, спать не хочется, а хозяйка немая.

— Днем я на тебе бываю, ночью — под твоей головой, что мне рассказать, что я знаю? Но, уж если кроме меня некому говорить, то слушай.

У алдара и его жены была такая красивая дочь, что луны и звезды видели в ней себя. Когда она пила воду, видно было, как вода течет по ее длинному прозрачному горлу. Алдар и его жена ни на шаг не отпускали от себя дочь — жили для нее, ели и пили тоже для нее.

И вот однажды семь уаигов, семь братьев похитили единственную дочь алдара. Пусть твой враг почувствует то же, что чувствовали несчастные родители!

В селе алдара жила ведунья, и было у нее три сына; никто не мог сравниться с ними в доблести.

Отчаявшись, алдар решил обратиться к сыновьям ведуньи, к трем знаменитым братьям:

— Хоть вы и не равны мне, все же отдам вам мою дочь, если спасете ее.

Сыновья ведуньи согласились отнять девушку у уаигов. Отправились они в путь. Выехали из села и переглянулись:

— За дело-то мы взялись, но надо бы договориться, кто из нас что будет делать.

Старший брат сказал:

— Я выкраду девушку из дома уаигов так, что они и не заметят. Средний сказал:

— Я увезу ее так быстро, что никто меня не догонит. Младший сказал:

— А я сделаю так, что ни один из тех, кто пустится в погоню, не вернется домой, — истреблю их всех.

Поехали они дальше. Добрались до жилища уаигов, и старший брат пошел в дом, а двое других остались ждать его.

Старший брат выкрал алдарскую дочь так, что уаиги не заметили этого. Средний брат принял ее у старшего и вихрем помчал домой. А младший брат встретил погоню — и пусть с врагом вашим будет то же! — истребил всех, ни один из них не вернулся домой.

А между братьями возник спор, кому из них жениться на дочери алдара.

Вот ты и рассуди, кто из братьев больше достоин этого.

— Кто больше достоин? Конечно, старший брат, это ведь он выкрал девушку у уаигов, — ответил сын алдара.

И опять хозяйка медной башни, усмехнувшись, сказала:

— Юноша! Ты, видно, не так умен, как кажешься. На дочери алдара должен жениться младший брат. Выкрасть девушку и увезти домой — не главное. Уаиги, которые похитили ее один раз, могли сделать это снова, но младший брат истребил их — значит, он и должен взять девушку в жены.

Так царевна заговорила в третий раз.

— Видно, Бог меня назначил тебе, — сказала она сыну алдара. Отпраздновали они свадьбу и стали жить-поживать.

И вы живите счастливо, не зная болезней и бед.


6626732971178631.html
6626762372662015.html
    PR.RU™